Мудрый совет

Татьяна Лагуткина

Зависть

Зависть получает питательную среду в косном, застойном обществе. Единообразие быта, похожесть мыслительных процессов, характерные для такого общества, способствует подавлению любого превосходства над общим уровнем.
Принцип зависти – непременно иметь то, что имеет другой, не допустить превосходства другого над собой, лишить того, кому завидуешь, предмета превосходства. Человек, считающий, что он занимает более низкое положение, эмоционально переживает, испытывая чувство досады, раздражения, злобы и ведёт себя так, чтобы разрушить, устранить предмет зависти.
Зависть – враждебное чувство. В основе её лежит сравнение, оценка себя с другими людьми. Если сравнение происходит не в пользу сравнивающего, то уважение к себе падает. Человек воспринимает себя как менее достойного или недостойного, концентрирует внимание на жизни других. Он во все глаза наблюдает, что сказали, что сделали, во что одеты, что купили...
Возможности для сравнения не беспредельны. Завистник, как правило, сравнивает своё положение, свои достижения с близкими ему по возрасту, социальному положению и т.п. Недаром говорят: “Гончар завидует гончару и не завидует королю”. Близость делает подробности жизни более обозримыми, доступными для сравнения и анализа. Большие различия редко вызывают зависть. «Съедают» завистника, в основном, небольшие различия. Чувство зависти пробуждается из-за невозможности достичь того, чего добился близкий, реальный конкурент. К зависти склонны люди честолюбивые, тщеславные, ленивые, эгоистичные.
В основе зависти лежит восхищение достоинствами и достижениями другого человека. “Зависть – это восхищение, которое притворяется,” – говорил Кьеркегор. «Тот восхищённый, который чувствует невозможность счастья, берёт на себя роль завистника”. Конечно, вовсе не обязательно, чтобы в зависти присутствовало восхищение.
Злобная зависть – это стремление отнять, разрушить то, что имеет другой. Незлобная зависть стремится добиться того же, стать таким же, как другой. Общее у той и другой зависти – желание преодолеть неравенство. Зависть – это собственное бессилие и осознание безнадёжно низкого своего статуса. Если завистник не может преодолеть неравенства, то он старается унизить соперника, низвести его до своего уровня.
В фольклоре, в художественных произведениях зависть осуждается как сила, несущая разрушение, разлад, конфликты. Она выполняет защитную функцию для личности (маскировка некомпетентности, стремление к равному положению). Зависть обрекает на одиночество, т.к. сам завистник становится скрытным, тревожным, жалеющим себя. Его обуревают чувства неполноценности и недовольства.
Зависть стремится умалить, принизить достоинства, таланты другого, т.к. талантливая работа выходит за пределы дозволенного своей самобытностью, создавая угрозу обычной рутинной работе, может нанести ущерб карьере, уменьшить популярность, бросить тень на репутацию, затмевает. Завистник обеспокоен не тем, чтобы воздать по заслугам талантливому человеку, а тем, что у него, завистника, нет такой работы.
Чужое превосходство люди часто принимают неохотно. Об уровне развития следует судить по тому, способен ли человек без зависти и раздражения признать чьё-либо преимущество. Эмерсон когда-то сказал: “Каждый человек, которого я встречаю, в каком-то отношении превосходит меня, и в этом смысле я могу у него поучиться”. Сравнивая себя с другими, вы всегда найдёте повод для огорчения. Сравнивайте свои достоинства и достижения со своими же собственными. Если вы добились большего, чем вчера, значит, вы преуспели. У каждого из нас есть резервы роста – источник радости и удовлетворения.
Надо помнить, что зависть – это негативный источник, разрушающая сила, ущербное чувство, пытающееся заполнить пустоту или компенсировать недостаток. Зависть –
отсутствие внутреннего равновесия и гармонии. Реже всего она возникает у независимых людей, увлечённых собственными, а не чужими делами.
Однажды, беседуя с одним человеком, Унамуно сказал ему: “Самая для меня симпатичная ваша черта, что я ни разу ни заметил у вас намека на зависть”. “На зависть у меня просто не хватило времени, – ответил ему собеседник. – Меня так занимает дорога, по которой я иду, и так волнует вопрос, куда она меня приведёт, что не остаётся времени глядеть на чужие дороги и бояться, не продвигается ли по ним кто-нибудь быстрее, чем я по своей”.
Наши эмоции вырабатываются без участия сознания. Для того чтобы испытать зависть, ваш ум должен, во-первых, сравнить себя с другим человеком, во-вторых, посчитать его подобным себе, в-третьих, обнаружить, что сравнение не в вашу пользу. Именно результат этих трёх умственных операций создает непременную эмоцию, именуемую завистью. Если хотя бы одна из этих операций выпадет, то зависть не сможет возникнуть.
Если сознательно отказаться от сравнения, это сделает невозможным возникновение зависти. При этом теряется примитивное чувство гордыни, которое возникает в случае, если сравнение в вашу пользу. Если не считать человека подобным себе, таким же, как вы, то зависть становится невозможной. Тот же эффект будет, если вы его признаете уникальной индивидуальностью. Осознание зависти даёт вам возможность сравнивать или не сравнивать, считать другого подобным себе или нет. Расширение сознания состоит в том, что человек начинает осознавать умственные действия, порождающие эмоцию, которую он ранее совершал автоматически, привычно, а значит, бессознательно.

Притчи народов мира

Змея и сокол

Родился на свет маленький сокол, подрос, мама выучила его летать и со словами: «Ты уже взрослый», — улетела восвояси.
И вот, однажды, после долгого свободного полёта Сокол сел на землю отдохнуть. Мимо проползала Змея, холодная и умная, с коей Сокол и познакомился. Он рассказал ей, как прозрачен и свеж поток воздуха, разрезаемого крыльями, какие красивые поля и леса во взгляде с высокого неба.
И зародилась в Змее чёрная зависть к крыльям Сокола, дарованным ему Богом. Но тонкий и расчётливый ум Змеи скрыл эту зависть глубоко в сердце. И она сказала ему:

Летая далеко от земли, ты не имел возможности увидеть все прелести цветов и травы, растущие здесь, внизу, увидеть укромные щели меж камней и чистую родниковую воду, струящуюся меж них. Я буду твоим другом и покажу тебе всё, чего ты был лишён.
И они долго бродили меж камней, скал и травы. Сокол с удивлением рассматривал вблизи то, что не раз видел свысока. И был благодарен Змее.
Прошло много времени с их первой встречи. И однажды, греясь на солнышке рядом с гордо сидящим Соколом, Змея сказала:
Послушай, друг, а ведь ты давно не летал, твои крылья ослабели. Я думаю, что ты уже никогда не сможешь полететь. Да и кто сказал тебе, что ты рождён летать? Ты вот уже сколько времени ходишь со мной по земле и прекрасно обходишься без полёта. Может судьба твоя и не летать вовсе?
Загрустил Сокол, вспоминая о том, как парил высоко в небе, о чувстве, дарящем свободу. Стал сетовать на свою судьбу и драть на себе перья.
Что-то ты нервный стал, Сокол, — сказала Змея, — и скучный: летать не умеешь, а ползать и я могу, — и уползла.
И стал Сокол с тех пор печальным. Сидит на скале. Смотрит с тоской в небо. А крылья расправить не решается.

вернуться назад

 

Политика конфиденциальности      Яндекс.Метрика

      ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека