Мудрый совет

Страдание,
как представитель примитивных субформ жизни
во вселенной

Согласно пазилогии (pas – всякий, logos – отношение), древнейшей науке о смысле звукосочетаний, слово «страдание» расшифровывается следующим образом: мир сансары держит в узде дух человека и его сознание, подвергает народ тирании посредством Закона и не даёт познать человеку тайну перевоплощений.

Толкование слова СТРАДАНИЕ в буквальном смысле даёт формулировку из двух ключевых слов: СТРАХ и ДАНЬ, т. е. платить дань страху. Иными словами, смысл страдания заключается в том, чтобы, вовлекаясь в процесс всеобщей тирании и невежества, платить за это дань страху.

Вовлечение в отношения, которые регулируются посредством тирании, т. е. грубой силы, направленной на беспрекословное подчинение, происходит различными по форме, но одинаковыми по сути способами, основанными на зависимости человека от его слабостей, список которых может выглядеть следующим образом.

Страх перед будущим, как отражение страха перед необходимостью что-то менять в своей жизни, а значит изменяться самому, затрагивая структуру уже сложившейся личности. Отсюда возникает леность мышления, ведущая к пассивности в действиях.

По мере того, как человек отучается что-либо делать самостоятельно и ждёт, пока блага сами на него свалятся, жизненная сила его начинает иссякать, и благ становится всё меньше. Страдатель усиливает разделение своего жития на плохие или хорошие события. Хорошие – это те (то), кто не делает ему больно и неприятно, плохие – все прочие. В этот разряд начинают попадать и люди, которым он надоедает своим нытьём: и погода, которая его не устраивает, и действия, которые не удаются ему с первого раза, поскольку они раздражают его, да и он сам начинает быть обузой для себя – здоровье плохое, голова глупая, тело слабое. Количество «плохих» событий в его жизни неуклонно возрастает, так как люди перестают потакать его слабостям, кроме того его комплексы неполноценности накрывают его с головой, и жизнь становится мучительной и тяжёлой, страдание приобретает глобальный характер, мир становится невыносимым. Страдатель может оставаться в одиночестве и искать утешение в религиях, умных философских книгах, либо поддерживать контакты с подобными ему людьми, как правило пожилыми, обидчивыми, обсуждая неудачи государственных мужей, о которых он прочёл в газетах; молодость и здоровье других раздражают его, начинают приходить мысли о самоубийстве, о пустоте и пошлости жизни.

Степень воздействия страдателя на окружающий мир зависит от его силы. Если человек достаточно слаб, то в планетарном масштабе последствия не сильно сказываются – страдание закупоривается внутри тела, деятельность ограничивается рамками жилища и работы, позволяющей это жилище содержать и не дать умереть с голоду себе и, в лучшем случае, семье (опять же из-за страха что-то потерять). Помните, как страдает Лоханкин? Такой тип личности – это примитивный бытовик, ханжа, трус и, возможно, алкоголик, нагоняющий жалость и тоску на окружающих. Но своим страданием он разрушает лишь себя, способствуя деградации домочадцев и сослуживцев, не более того.

Если же у человека достаточно сил, чтобы активно работать в обществе – у него есть талант или социальное положение, доставшееся ему по родству, и такой человек – страдатель, то это уже катастрофа. Печать страдания останется всюду, где он приложит свою руку и усилит общее состояние страдания всего народа, который, пока находится в спячке, не способен осознанно воспринимать то, что спускается «сверху», «с небес». Люди лишь пройдут по новому витку «сансары», возможно обсуждая деяния того или иного высокостоящего страдателя с большей (меньшей) долей восхищения, удивления, раздражения, негодования и других психоэмоциональных состояний, подпитывая общее поле.

С этой точки зрения наиболее опасными являются гении, которые всецело отдают себя процессу творчества, не заботясь о его последствиях. Возникают гениальные стихи, музыка, непревзойденные по глубине выражения страдания, научные открытия, которые перехватываются военными и используются для усиления страдания посредством нагнетания атмосферы страха.

Конечным завершением и выражением высшей степени страдания в социальной жизни общества является, по-видимому, больное тело президента. Этому телу предназначен огромный штат врачей, ему уделяет внимание вся страна, заграница, но только не он сам. Системе, захваченной состоянием страдания (помните недвусмысленное выражение «многострадальный русский, затем советский, потом снова русский народ»?). Тело президента необходимо как символ, как источник, через который страдание спроецировано на каждого человека. А источник чего бы то ни было заключает в себе самую большую массу энергии.

Если же задаться вопросом, нужно ли собственное тело самому президенту, как человеку, то ответ скорее всего и с большой долей вероятности будет отрицательным. Человек, несущий на себе бремя власти над целым народом, должен иметь громадное количество силы, чтобы чувствовать внутреннюю связь с каждым человеком, чего, как мы видим, не происходит, поскольку наша страна опускается всё глубже, а внедрение влияния других стран продолжается. Отсутствует связь с народом, а следовательно, и с самим собой.

Система страдания построена по тем же принципам, что и вся электротехника. Имеются свои регуляторы, усилители, трансформаторы, смесители, фильтры, и это – на всех уровнях жизни, от материального и до духовного. Суть-то одинакова, но форма и дизайн – различны, приспособлены к конкретным проявлениям.

К примеру, сильнейшим усилителем страдания является алкоголь в любой из его форм, и это справедливо для каждой личности, захваченной страданием, где бы она не жила: в «высших слоях общества» или на помойке. Только в «высших» слоях пьянство маскируется ханжеством и называется «культурой питья». И это более гнусно и нечестно, чем у бомжей и алкоголиков, те по крайней мере пьют открыто.

Чтобы изготовить такой усилитель страдания, система вовлекла в процесс огромные массы людей, построивших заводы, распространяющих и потребляющих горячительную продукцию. При всем при том, что каждый здравомыслящий пьющий человек понимает, что пить нехорошо. Дано лишь краткое и неполное описание вредного воздействия системы страдания на людей через алкоголь, и это происходит лишь в самой приземлённой, «земной» сфере бытия. Что касается духовной жизни, то система и здесь имеет своих резидентов – мировые религии, построенные по схеме разбойник (Бог) – жертва (человек) и проповедующие страх перед Богом. Боишься Бога – значит уважаешь его, а себя принижаешь, отдавая ему запас своей жизненной силы, воплощаясь в нём через себя и отдавая ему себя в ущерб интересам собственной индивидуальности. Сам остаешься слабым, немощным, беспомощным – вот оно страдание-то и началось! В христианстве многие из знаменитых угодников, святых старцев являлись по существу больными людьми, склонными к садомазохизму. Вовлечение и сопричастность к страданию других также возникает при прослушивании соответствующей музыки. В современной нашей эстраде типичным выразителем такого направления является «плачущая женщина» – талантливая певица Ирина Аллегрова, которую без слёз невозможно слушать (а ещё больше под эту категорию подойдёт любимица всех женщин – Таня Буланова).

Телевидение – отдельная тема, подлежащая обсуждению. Достаточно назвать для примера количество телесериалов, где в основном плачут богатые и бедные – их сегодня по всем каналам московского ТВ демонстрируют более 30! И наибольшую популярность завоевали именно те, в которых присутствует драма, а не комедия. И течёт дурной реченькой заморское страдание, созвучное мещанской косности и задавленности российского телезрителя, прямехонько в нашу отечественную доморощенную систему! Может им, заморским страдателям от этого легче дышать?

Конечный итог воздействия и разгула негуманоидных энергий, в т. ч. и по нашим полям и хатам, выражается в формировании так называемого «грубого» материального мира, насыщенного войнами, финансовым, полицейским беспределом, бандитизмом, национальной рознью, потерей человечности, добрососедских отношений и благожелательного отношения друг к другу, громадным числом разводов.

На каком бы уровне мы не рассматривали свои отношения в системе страдания, получается парадоксальная вещь. За свою возможность страдать мы платим собственному страху собственной же жизненной силой, т. е. фактически пилим сук, на котором сидим. Более глупое и нерациональное занятие трудно придумать.

Выход из страдания может быть осуществлен следующими способами, при условии, конечно, что человек вообще имеет такое намерение. Самый безболезненный способ (назовём его длинным) – не вовлекаться в страдание: помнить о том, что оно является лишь маленькой частью тебя и не должно быть доминирующим в твоем поведении. Поначалу такое воспоминание осуществить не просто, особенно если страдание старое, запущенное и дало метастазы, захватив жизненные центры, в том числе и память. Но намерение вспомнить об этом со временем приведёт к тому, что человек начнёт отслеживать, поначалу зыбко и неустойчиво, а затем всё чётче фразы возникновения и воздействия страдания на тело и психику, изобретёт способы трансформации энергии страдания в те виды энергии, которые ему необходимы. Конечный итог такой целенаправленной работы – установление контроля над страданием и выработка отношения к нему как к собственному оружию, ибо когда кинолог неумелый, собака кусает его, но когда он грамотный дрессировщик, она его слушается и кусает того, на кого он укажет.

Отказ от страдания, как формы бытия, может быть осуществлен и принудительным способом (назовем его коротким). Если человек по жизни шёл неграмотно и превысил допустимое содержание негуманоидных энергий в своём теле, может возникнуть ситуация, которая поставит его на грань между жизнью и смертью. Если человек окажется сильнее своего страдания, то выживает и становится другим, приобретает позитивный взгляд на мир и ориентируется на человеческие ценности, в противном случае физическое тело умирает.

Существует промежуточный вариант сочетания длинного и короткого пути трансформации страдания. Если человек недостаточно безупречен в реализации длинного, более безопасного способа, им порой может овладеть лень, или он сбивается с пути развития и совершенствования, отвлекает своё внимание на что-то другое, то судьба подкидывает ему сюрприз в виде короткого способа (для должной стимуляции).

Несколько слов о наших незаменимых помощниках и инструкторах при работе со страданием. УСИЛИТЕЛЕМ процесса трансформации является осознавание. СТИМУЛЯТОРОМ – интерес к проявлению новых форм жизни внутри себя и, в частности, ответ на вопрос: что будет после того, как контроль над страданием будет достигнут. ДВИГАТЕЛЬНУЮ СИЛУ всего процесса обеспечивает чёткое Намерение и Воля к достижению желаемого. Так Вперёд – к Вершинам Трансформации!

вернуться назад

 

Политика конфиденциальности      Яндекс.Метрика

      ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека